Адрес муниципалитета ул.Иегошуа Ханкин, 47,PO Box 47 2016 Афула,Израиль
Телефоны: 04-6520333, 04-6520378 Факс: 04-6520422
Подразделы

 

 

Мэр города Афула Ицхак Мирон


 

  

blog counter
blog counter

 

Нас посещают гости

 

free counter

                 web counter

                 web counter

blog counter

visitors by country counter
                 flag counter

Администратор сайта

    Борис Штутман 

ru.afula.muni.il@gmail.com

POBox 3017 .Afula 18000.Israel

 

 

 

Замечательные люди Афулы: София Кричевская, координатор общества блокадников

Замечательные люди Афулы: София Кричевская, координатор общества блокадников

София Абрамовна родилась в Ленинграде, в 1933 году, в интеллигентной еврейской семье. Мать, Татьяна Давыдовна, была учителем игры на фортепиано, отец, Абрам Львович – экономистом. София была единственным ребенком в семье. Жили они с родителями в коммунальной квартире и о своих соседях по «коммуналке» София Абрамовна вспоминает как о добрых и замечательных людях.

Помнит себя София с очень раннего возраста – с четырех лет. Четвертый день рождения девочки пришелся как раз на страшный 1937 год, но все же детство оставалось детством... пока жестоко и внезапно не оборвалось в 1941 году, осенью которого девочка должна была пойти в первый класс. Лето семья проводила в санатории, в пригороде Ленинграда, Репине, и именно там девочка услышала о том, что началась война.

Поскольку немцы стремительно наступали на Ленинград, было принято решение об эвакуации детей и детских учреждений. В июле София была эвакуирована в Ярославскую губернию, однако, девочка настолько плохо восприняла эвакуацию, что написала родителям письмо, которое побудило мать немедленно забрать ребенка обратно в Ленинград. Семья готовилась уехать из города в конце августа, однако, как раз тогда поезда перестали ходить вследствие бомбежек. Пришлось остаться.

В первый класс девочка все же пошла, но школьники почти все время проводили в бомбоубежищах и девочка проучилась в школе всего месяц, прежде чем занятия были прекращены, а сама школа была отдана под военный госпиталь.

С ноября месяца блокады начался голод. София Кричевская вспоминает, что она и родители, а также сестры ее матери, перебрались в квартиру бабушки и дедушки – вместе было легче справляться с навалившимися трудностями, кроме того, у старшего поколения семьи имелась дровяная печь, которую пришлось топить мебелью и книгами.

Наступила холодная, блокадная зима. Тёти Софии работали, а она с двоюродной сестрой добывала воду из снега, щепки для растопки и за несколько километров ходили к офицерской столовой, где на сорокаградусном морозе ожидали долгие часы, чтобы им отдали немного воды, пахнущей лавровым листом и называвшейся супом.

Мать Софии познакомилась с женщинами-летчицами, интересовавшимися книгами и возила к ним на санках книги из богатейшей семейной библиотеки, меняя их на хлеб, в дополнение к полагавшемуся пайку. София вспоминает, что дневная норма хлеба в этот период составляла 250 грамм для работающих людей и 125 – для всех остальных. Семья пережила эту зиму не без потерь, но все же многие выжили. И летом 1942 года Софию и членов ее семьи вывезли на барже на Большую Землю. Вышло три баржи, но пришла к противоположному берегу только одна – остальные две были потоплены бомбами, сброшенными с немецких самолетов. София Кричевская вспоминает, что именно с той минуты она и стала пацифисткой, навсегда возненавидев войну и насилие. «Я не смотрю даже фильмы о войне» признается она.

Выжившие после этой переправы в теплушках уехали в Татарию, где семья прожила около двух лет. Там София пошла в школу, сразу во второй класс. А в 1944 году семья вернулась в Ленинград.

Через восемь лет школа была окончена. Тяготеющая к точным наукам девушка хотела быть педагогом, однако, поступить в местный педагогический институт ей не удалось – помешал «пятый пункт», о чем отличнице-еврейке недвусмысленно намекнули в деканате. На дворе был 1952 год и разгул антисемитизма в Ленинграде изумлял знакомых Софии из других городов.

 Поняв, что в родном городе высшего образования ей не получить, девушка стала обзванивать ВУЗы в других населенных пунктах огромного СССР. И только в Калининграде, считавшемся еще пограничной зоной, ее приняли в местный педагогический институт. София Кричевская до сих пор тепло вспоминает декана этого учебного заведения – человека, которого не смутила ее фамилия.

Но к сожалению, в Калининграде девушке удалось проучиться только один год – не хватило средств на дальнейшее проживание. Родители Софии остались без работы, евреев увольняли повсеместно и не только увольняли... Для  наших соплеменников это были страшные времена. День, когда умер Сталин, стал, без преувеличения, отменой смертного приговора для многих из тех, кто был ненавидим и осужден только за то, что принадлежал к древнему народу Израиля.

Вернувшись в Ленинград, София вновь попыталась получить высшее образование и по совету подруг поступила в Технологический Техникум, после двух с половиной лет обучения закончив его с выдающимися результатами и получив соответствующий диплом. Пугал вопрос распределения, но к счастью нашелся человек, не чурающийся «пятого пункта» и Софию Кричевскую взяли в НИИ синтетического каучука, в проектный отдел.

«Начальник этого НИИ, замечательный, смелый человек, русский интеллигент» вспоминает София «собрал у себя всех подходящих по специальности евреев Ленинграда. Инженеры, архитекторы, конструкторы – все были евреи.» 

Работать София начала в 22 года. Ее мечта стать учителем не сбылась, но удалось преуспеть на другом поприще. У нее  оказалась  совершенно мужская профессия – монтажник в химической промышленности по оборудованию и коммуникациям.  И именно на работе София познакомилась со своим  будущим супругом, Леонидом, став его женой через год после начала своей трудовой карьеры.

А через десять лет, в 32 года София стала начальником проектного сектора монтажников в химической промышленности.   На этой должности она и проработала до пенсии, успев  родить двоих детей.

В девяностых годах прошлого века ее старший сын с семьей перебрался в Израиль, в Афулу, а в 1994 году и София Кричевская с супругом, уже пенсионеры  отправились к нему – условия жизни в Ленинграде по причине существенно ухудшившейся криминогенной обстановки, стали совершенно невыносимыми.

На «новой родине» поначалу пришлось нелегко – и из-за совершенно незнакомой обстановки, климата, менталитета местных жителей, и по причине материальных трудностей – поскольку Софии был 61 год, а ее супругу – 63 года, полного пособия они не получали, приходилось достаточно тяжело работать.

София  Кричевская вспоминает о том, как работала «метапелет» , занималась уборкой, мытьем полов, делала и продавала очень дешево бижутерию из кожи...  Между тем училась в ульпане и достигла определенных успехов – сегодня она может читать и даже писать на иврите, а вот с разговорным языком трудновато, поскольку постоянно приходится вращаться в русскоязычной среде.

Но потихоньку жизнь налаживалась. В 1995 году, когда София с супругом проживали в Афуле Илит, ей предложили стать координатором филиала Союза ветеранов войны по Афуле Илит. Взяв на себя эту обязанность, София Кричевская близко познакомилась со всеми ветеранами и их семьями и принимала в их жизни самое деятельное участие. Показывая тетрадку с вычеркнутыми фамилиями и адресами, она вспоминает «Было шестьдесят человек, и вот уже никого не осталось. Светлая им память». 

В 1997 году тогдашняя координатор общества блокадников Афулы переехала в другой город и упросила Софию принять на себя ее обязанности. Так София Кричевская и стала координатором общества блокадников нашего города, и остается на этой должности по сей день, несмотря на некоторые ухудшения в состоянии здоровья. Она хорошо знает всех жителей Афулы, переживших блокаду, заботится о них, интересуется их нуждами, поддерживает с ними постоянный контакт, поздравляет с праздниками и днями рождения и помогает решать проблемы, например, такие, как заполнение и оформление соответствующих документов, пишет статьи в русскоязычные газеты Израиля.

София и «ее» блокадники активно принимают участие во многих городских мероприятиях, организуемых Управлением абсорбции муниципалитета Афулы, зачастую устраиваемых целенаправленно для людей, переживших Вторую Мировую Войну. 

Сотрудники Управления абсорбции и редакции «Нашей Газеты» желают Софии Абрамовне Кричевской сохранять здоровье и бодрость духа и оставаться на своем посту в течение еще многих будущих лет. 

Подготовила: Лия Шмидт