Адрес муниципалитета ул.Иегошуа Ханкин, 47,PO Box 47 2016 Афула,Израиль
Телефоны: 04-6520333, 04-6520378 Факс: 04-6520422

 

 

Мэр города Афула Ицхак Мирон


 

  

blog counter
blog counter

 

Нас посещают гости

 

free counter

                 web counter

                 web counter

blog counter

visitors by country counter
                 flag counter

Администратор сайта

    Борис Штутман 

ru.afula.muni.il@gmail.com

POBox 3017 .Afula 18000.Israel

 

 

 

Феликс Рахлин: Грады Израиля-венок сонетов

 

ФЕЛИКС РАХЛИН

К  90-летию основания города Афула

Грады Израиля  - венок сонетов

От автора: Сонет - 14-строчное стихотворение, стихотворный метр и рифмовка которого обусловлены жёсткими правилами. Венок сонетов - одна из "твёрдых форм" в классической поэзии, существующая со средних веков. Это  тематический цикл из сонетов, где последняя строчка каждого служит первой для следующего, а последняя строка последнего сонета является первой в первом. Повторение строк является одной из обязательных особенностей этой формы, а последний, итоговый, заключительный сонет весь состоит из первых-последних строк предыдущих 14-ти и резюмирует идею всего венка.

 

По статистике в Израиле есть 14 городов, население которых насчитывает не менее 100000 человек. Но в "венке" должно быть 15 стихотворений… Город Афула в этом году отмечает своё 90-летие, и до конца нынешнего столетия собирается войти в список городов-стотысячников! Это и дало мне основание ввести наш город в венок.

Надеюсь, читатель заметит, что итоговый, 15-й сонет венка, так называемый мадригал, является также и акростихом.

  1.

Cын Иерусалима –

      Тель-Авив

Сиона  град! В сиянье золотом

Ты – мать градов Израиля святая.

Они  живым воздвигнуты трудом –

Средь  них  столицановая – вторая,

 

Как Б-жьих Сочинений новый том…

Нет, он – не образ призрачного рая,

Но лет уж сто, горя и не сгорая, 

Бушует пламя в сердце молодом.

 

Цветёт он, древность Яффы поглотив,

Здесь небоскрёб сдружился с «баухауз»,

А старый быт ужился с ноу-хау…

 

Нам Холм Весны поведает о многом,

Контрастов город – новый  Тель-Авив,

Взлелеянный самим бессмертным Б-гом.

*

              2.

                  Хайфа    

Взлелеянный самим бессмертным Б-гом,

На севере страны есть в бухте порт.

В Израиле им каждый житель горд –

Здесь старт и финиш всем морским дорогам!

 

Залив глубокий изогнулся рогом,

Над ним Кармель – вечнозелёный торт,

Пристать  сюда стремится каждый борт –

Есть место хоть корветам, хоть пиро́гам…

 

Здесь технион и университет,

Гордится город мира и побед

Профессором, рабочим, педагогом…

 

Минуты – кайфу, и часы – трудам!

Влюбился, Хайфа, в твой Бахайский храм –  

Едва предстал я пред твоим порогом.

                       

          3.

         Бней-Брак

Едва предстал я пред твоим порогом,

Мой первый дом в Израиле, Бней-Брак,  – 

В метаниях меж Гогом и Магогом

Я твёрдо понял: нет, ты мне не враг!

 

Школярского старания итогом,

Венцом моих студенческих атак,

Так стало (к сожаленью только так!):

В иврите я на уровне убогом…

 

С  тобой, Бней-Брак,   хранителем традиций,

Весь день  готов  молиться и трудиться,

Заучивая:  «ба́ит» - это дом» -

 

 Дом веры праведной ! «Тиру́»! (Смотрите!)

О, мой Бней-Брак (не врите на иврите!), –

Ты в сердце обозначился  моём!

 

    4.

       Ришон-ле-Цион      

Ты в сердце обозначился моём,

О, Ри́шон-ле-Цион - к Сиону первый!

Пятнадцать городов – пятнадцать перлов,

Ты – первой из жемчужин в сонме том.

 

Страны едва ль не первый агроном

Здесь виноделья путь наметил верный,

Оркестра первого аккорд здесь мерный

«А-Тиквой» прозвучал, как вещий гром. 

 

Здесь многое произошло впервые,

И жёсткие здесь выпрямились выи,

Когда в сиянье неба голубом

 

Взметнулся флаг наш, белый и лазурный,

Благословляя в жизни этой бурной

 Изгнанников предвечных общий дом.

 

  5

             Ашдод             

Изгнанников предвечных общий дом,

Созданье давних предков филисти́млян, – 

Ты – украшенье древней Палестины,

Упорным возрождённое трудом.

 

Твоей красы не описать пером,

И вольным зодчим щедро не простим ли,

Что разные в тебе смешались стили, -

Лишь скуки не найдём в смешенье том!

 

Ашдод ! Аж горд, в солёном «аш-два-о»,  

Я так люблю сияние твоё,

И славлю я тебя высоким слогом,

 

Ты сам собой веков уж сорок  горд,

С рождения наш древний южный порт,

Ещё возникнув на горбе  отлогом.

 

       

         6.

         Рамат-Ган

Ещё возникнув на горбе отлогом,

Разлапистый красавец Рамат-Ган,

Чудовищем. пластичным осьминогом,

Отважно и нахально вполз в Гуш-Дан.

 

На торжества страны он не был зван,

И всё ж, назло соседям-недотрогам –

Бней-Браку с Тель-Авивом – с  миром  строгим

Затеял увлекательный роман. 

 

Он, притворясь сперва простой деревней,

На сей земле, непредставимо древней,

Алмазной биржи вдруг отгрохал дом!

 

Потом – зверям дал вольное сафари,

И бывший спрут стал словно львом в Сахаре,

Раскинувшись под голубым шатром!

                

            7.

           Петах-Тиква

Раскинувшись под голубым шатром,

Врата надежды нашей, Петах-Тиква,

Прожарилась на солнце, словно тыква,

И стала жарко пышущим костром.

 

В предместье Тель-Авива городском

Услышите подчас заводов  рык  вы,

Плесканье очистительное миквы,

Как бы извечный спор добра со злом.

 

Не  сладостные сени райской рощи –

                                 Болото малярийное  сам  Ротшильд                                   

Здесь осушить затеял, чтоб итогом

 

Стал  ты, который нам теперь так дорог,

Врата надежды, долгожданный город!

Уже застыл ты в ожиданье строгом…

 

                     8.

                    Холон

 Уже застыл ты в ожиданье строгом,

О город, что построен на песке.

Ты вспоминаешь с гордостью о многом,

Задумавшись в волненье и тоске.

 

И у тебя, как жилка на виске,

Пульс бьётся в переулочке убогом.

И по твоим  асфальтовым дорогам

Машины мчат в неистовом броске.

 

Но главное твоё богатство – дети.

Для них в твоей округе солнце светит.

И  море Средиземное – для них.

 

Для них – твои сады, бульвары, зданья,

Для них живёшь, Холон, ты в ожиданье 

Событий и открытий мировых.

 

                 9.

               Беэр-Шева

Событий и открытий мировых,

Библейская Вирсавия, премного

Случилось в жизни на глазах твоих, -

Полна земных чудес  твоя дорога.

 

О кладезь клятв, тебе – моя эклога,

Твой благородный профиль смел и лих,

И  ты высокого достойна слога,

Восторгов и желаний молодых.

 

Тобой гордиться я не перестану.

Здесь Рена Муха, Юра Арустамов

И Феликс Кривин песенок своих

 

Создали много, высоко их ставит

Молва, но не она их громко славит,

А мой весьма несовершенный стих

    

         10.

        Нетания

А  мой весьма несовершенный стих

Воспеть тебя не сможет - не осилит

Задачи сей, - он слишком вял и тих…

Нетания, ты с каждым днём красивей!

 

И ты меня, пожалуйста, прости

За то, что из курортов всей России

Лишь Геленджик тебе собрат… Проси я

Хоть век, - других, ей-богу, не найти!

 

Да длится век твой, как твой длинный пляж

Нетания, курорт прекрасный наш,

Сверкающий в святого солнца свете,

 

Сама ты, как твоих алмазов горсть,

И каждый званый и незваный гость

Любовью нежной пусть тебя отметит.

 

    11.

   Бат-Ям

Любовью нежной пусть тебя отметит

Сам Б-г, Дочь Моря, нежный мой Бат-Ям.

Но, как известно всем твоим друзьям,

Ты также Дочь Столицы (по примете)…

 

Ты мокрою зимой – в мечте о лете,

А летом – грёзой о прохладе пьян,

Но бредни климатические эти

Вовек не осознать иным краям.

 

А жители твои – потомки йеки,

«Румыны» - человек на человеке,

И  магрибинец, и наш брат «а-ид» –

 

Простые замечательные люди –

Твою историю и душу любят

И твой великолепный, гордый вид!

 

        12.

     Ашкелон

И твой великолепный, гордый вид,

С мятежными волнами гордо споря,

Со стороны бушующего моря

Столетий сорок  всем гостям открыт.

 

Как много раз бывал с камней ты срыт

И стёрт  с лица земли, познал ты горе

                                           И муки, но судьбе. как воин, вто́ря,                                             

                                         Воспрянул, ладно скроен, крепко сшит.                                   

 

Царь Ирод здесь родился не напрасно –

И землякам его должно быть ясно,

Зачем достался им и меч, и щит.

 

Я знаю: этот город полной мерой

                  Своим примером, доблестью и верой, –              

Меня не златом щедро наградит.

 

         13.

       Реховот

Меня не златом щедро наградит

 Вс-вышний, дав мне в дар твои просторы,

О, Рехово́т, любой на свете гид

Об  имени твоём  затеет споры.

 

Но  я недаром в спорах часто бит,

И вот, не начиная разговора,

С  красы твоей, как истинный семит,

Не отвожу я пламенного взора.

 

Ты был деревней – а теперь ты град,

Скопленье стройных каменных палат,

По улицам твоим гуляет ветер…

 

Ты – центр  наук, ты – разума  оплот,

Дух Вейцмана не славу нам споёт,

        А голосом признанья пусть ответит.        

 

      14.

    Афула

А голосом признанья пусть ответит

Афула-град поэту своему.

В Леванта захолустье пусть мне светит

Её фонарик сквозь туман и тьму.

 

Амбиция лягушки потому

Ей стать волом советует, что метит

В столицы  город вырваться, и эти

Мечтанья кружат голову ему.

 

К концу столетья счастье громом грянет – 

Стотысячником этот город станет,

Удвоив население. Шалом!

 

Шалом, Афула, символ захолустья!

Даст Б-г, тебя в столицы скоро впустит

Сиона град в сиянье золотом!

 

        

15

  Свет Иерусалима

С  иона град - в сиянье золотом

В    злелеянный самим бессмертным Б-гом,

Е  два предстал я пред твоим порогом –

Т  ы в сердце обозначился моём.

И згнанников предвечных общий дом,

Е   щё возникнув на горбе отлогом,

Р аскинувшись под голубым шатром, –   

У же застыл ты в ожиданье строгом

С обытий и открытий мировых,

А мой весьма несовершенный стих

Л юбовью нежной пусть тебя отметит.

И твой великолепный, гордый вид

Меня не златом щедро наградит,

А  голосом признанья пусть ответит

==============